Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 5 мин
Обновлено:

Восстановление мировой экономики сдерживают услуги

Производство быстрее отыгрывает потери

Коронакризис перевернул все с ног на голову. Развитая экономика традиционно считается прежде всего экономикой услуг, которая гибче производственного сектора и переживает кризис быстрее и легче, но в этот раз все не так. Деловая активность во многих странах быстро восстанавливается после карантина, но в секторе услуг летнее оживление вновь сменяется замедлением. В том числе из-за этого торговый дефицит США составил в июле максимальные с 2008 г. $63,6 млрд.

Поэтому сейчас активнее восстанавливаются производители и крупные экспортеры товаров, такие как Китай, Германия, Корея. Даже если люди, опасаясь коронавируса, не ходят в рестораны, на мероприятия и в поездки, им и компаниям нужны смартфоны, компьютеры, стройматериалы, мебель (многие стали обустраивать жилье для работы), оборудование, одежда, продукты питания и проч., многие из которых производятся в развивающихся странах. По оценке Oxford Economics, доля Китая в мировой торговле товарами выросла с 13,6% в IV квартале 2019 г. до 17,2% во II квартале 2020 г.

Оживление торговли

Поначалу пришлось закупать средства защиты и продукцию для борьбы с коронавирусом, затем – восполнять складские запасы, заметно опустевшие во время карантина и закрытия границ, отмечает Йон Триси, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money. В результате, по подсчетам немецкого Института Киля по изучению мировой экономики, международный товаропоток уже в июне отыграл почти половину спада. Это произошло всего через четыре месяца после начала кризиса, тогда как после кризиса 2008 г. мировой торговле на это понадобилось 13 месяцев.

В августе новые экспортные заказы по сравнению с предыдущим месяцем росли в 14 из 38 экономик, которые отслеживает IHS Markit (в июне – четыре), сильнее всего – в Германии. В России, Франции, Индии, на Филиппинах они почти перестали сокращаться.

В Китае экспорт вырос в августе на 9,5% по сравнению с августом 2019 г. По информации таможенной службы Кореи, в сентябре экспорт за первые 20 дней месяца вырос впервые с марта – на 3,6% по сравнению с аналогичным периодом в 2019 г., благодаря возросшему спросу на микрочипы и автомобили. С 1 по 20 августа был спад на 7,5%.

Все ведущие морские перевозчики в Азии, и особенно в Китае, испытывают нехватку грузовых контейнеров, особенно на транстихоокеанских маршрутах, и вряд ли ситуация улучшится в скором времени, сообщило в середине сентября специализированное издание в сфере логистики The Loadstar. Не хватает их и в портах Латинской Америки и Африки.

Сектор торговли оказался более устойчивым и может сыграть заметно бóльшую роль в восстановлении мировой экономики, чем ожидалось, цитирует The Wall Street Journal Шона Роуча, главного экономиста по Азиатско-Тихоокеанскому региону S&P Global: «Даже если вы не можете поехать в отпуск, вы можете купить новый ноутбук».

«Мировая экономика восстанавливается гораздо быстрее, чем мы предполагали в невеселые дни в начале мая, – пишут аналитики Deutsche Bank. – По нашей оценке, мировой ВВП прошел половину пути к докризисному уровню. Это путешествие завершится к середине следующего года, на пару кварталов раньше, чем мы предполагали».

В России основные статьи экспорта – углеводороды, и для нас все решила апрельская сделка ОПЕК+. Добыча нефти радикально сократилась, цены на нее и на газ сильно упали. Стоимость всего экспорта за первые семь месяцев снизилась в годовом выражении на 23% до $185,4 млрд (данные ФТС), прежде всего за счет нефти (-38%), газа (-51%) и угля (-28%).

При этом Россия смогла нарастить экспорт ряда сельскохозяйственных и промышленных товаров – как в физическом, так и стоимостном выражении, отмечает Дмитрий Кипа, директор инвестбанковского департамента QBF. Так, экспорт пшеницы в январе – июле вырос примерно на 10% по обоим параметрам, растительного масла – более чем на 37%, поставки бензина увеличились на 42%, хотя в деньгах принесли лишь на 1,2% больше. Но на общую картину влияет не это, говорит Кипа.

Кинотеатры проигрывают заводам

Больше проблем в этот раз испытывают страны, где велик сектор услуг: им для восстановления придется пройти бóльшую дистанцию из-за сохранения дистанции социальной.

Китай – единственная крупная экономика, которая в этом году, по прогнозам, вырастет. Deutsche Bank, например, ждет роста ВВП на 2%, IHS Markit – на 1,5% (консенсус-прогноз аналитиков, опрошенных Bloomberg, – 2,1%). Менее значительный спад ждет экспортоориентированные экономики: например, в Корее, по консенсус-прогнозу, ВВП сократится на 1%, в Турции – на 4%, в Индии – на 5,8%, в Германии – на 6%. Тогда как в европейских странах, сильнее зависящих от услуг (в частности, туризма), рецессия будет более глубокой: -12% в Испании, -10% во Франции, Италии, а также Великобритании, где на днях снова были ужесточены требования к безопасности и дистанцированию.

В США спад составит 4,5%, в России – 4,8%.

Опубликованные в среду данные о деловой активности в Европе подтверждают, что, по словам главного экономиста по бизнесу IHS Markit Криса Уильямсона, «две части экономики движутся с разными скоростями». В еврозоне индекс PMI для сферы услуг упал с 50,5 пункта в августе до 47,6 в сентябре, самого низкого уровня с мая; аналитики, опрошенные Reuters, ожидали, что отметка 50,5 удержится. Уровень 50 пунктов отделяет рост от спада. Но в производственном секторе активность продолжает расти: индекс поднялся с 51,7 до максимальных за последние два года 53,7 пункта (консенсус-прогноз Reuters предполагал рост до 51,9).

«Заводы сообщают о наращивании производства благодаря увеличению спроса, прежде всего на экспортных рынках и в результате открытия розничного сектора во многих странах. Но более крупный сектор услуг снова начал сокращаться. Особенно пострадал бизнес в потребительском секторе, где важен личный контакт», – прокомментировал Уильямсон.

Особый путь России

Сентябрьские данные по России IHS Markit еще не представила, но в августе индекс PMI в производстве показал переход от сокращения к росту – 51,1 против 48,4 в июле.

Если в случае с основными статьями экспорта Россия отстает от других крупных экспортеров, то в секторе услуг, наоборот, можно увидеть плюсы. Летом он восстановился впечатляющими темпами: 58,5 по индексу PMI в июле, 58,2 пункта – в августе. Определенную роль сыграло закрытие границ. Когда страна импортирует услуги, такие как внешний туризм, она может издержки кризиса переложить на другие страны, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова: «Мы перестали ездить за рубеж, и сэкономленные деньги использовались внутри экономики». В 2019 г. в среднем на зарубежные поездки тратилось $4 млрд, а в этом году – $1 млрд, по ее словам. Низкая доля туристических услуг в экспорте тоже оказалась своеобразным плюсом в кризис: «К нам и так особо не приезжали, поэтому из-за закрытия границ мы не много потеряли».

Интересно, что российский сектор услуг в сфере транспорта и логистики может выиграть благодаря росту товарооборота между Китаем и Европой. Контейнерные перевозки по железной дороге на этом маршруте выросли в первом полугодии на 34%, в одном только июне скачок составил 72% год к году, сообщает The Loadstar. Еще более впечатляюще растет грузопоток в обратном направлении, хотя и с более низкой базы – 58% и 178% соответственно (данные CargoFacts).

По словам Тони Коула, директора по обеспечению поставок в британском грузоперевозчике Davies Turner, на железную дорогу в основном переключаются морские поставщики, из авиаперевозок мигрируют лишь 10–15%.

В июле поставки в физическом выражении из Китая в Европу и обратно, которые обеспечивает СП РЖД, казахстанских и белорусских железных дорог ОТЛК ЕРА, выросли на 76% до 54 200 ДФЭ (стандартная единица, эквивалент 20-футового контейнера), по данным компании. Она хочет преодолеть рубеж в 500 000 ДФЭ по итогам 2020 года, говорил в августе гендиректор Алексей Гром; за первые семь месяцев рост составил 67% до 277 600 ДФЭ. «В апреле, когда только начинался карантин, считалось, что из-за остановки туристических и товарных потоков спад в транспортном секторе будет глубоким, сопоставимым с гостиничным бизнесом. Но в реальности, по Росстату, во II квартале он оказался всего 19,3%, а в гостиничном – 57%. Возможно, эта транзитная история обеспечила поддержку нашим транспортникам», – говорит Орлова.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.