Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Как западные ядерные компании решают с помощью «Росатома» проблему отходов

В законодательстве есть огромная дыра, которая позволяет превратить Россию в полигон для захоронения

До конца нынешней недели очередная партия урановых хвостов из Германии прибудет на российское уранобогатительное предприятие в Новоуральске. Экологи в России и Германии организуют акции протеста, а представители атомной промышленности утверждают, что ввозят сырье, а не отходы. Дискуссия о том, ввозит ли «Росатом» в Россию отходы под видом сырья началась не в этом году, а еще в середине нулевых.

Отходы процесса обогащения урана с немецкого предприятия в Гронау отправляют в Россию, об этом стало известно в прошлом году. В немецкой прессе были опубликованы данные о контракте одной из структур «Росатома» и западноевропейской компании Urenco на ввоз в Россию 12 тысяч тонн урановых хвостов.

И если на немецкой стороне иначе как экспортом отходов это никто не называл, то в России некоторые СМИ, со слов представителей «Росатома», утверждали, что речь идет о ввозе сырья, а не отходов. Впрочем, разобраться в этом не составит труда, если знать кто кому платит. Сырье, как правило, покупают, а за то, чтобы отправить куда-то отходы, – доплачивают. В недавнем интервью «Эху Москвы» глава Росатома Лихачев подтвердил, что «Росатому» платят за прием урановых хвостов: «Это накапливание, не просто за бесплатно, за доплату…»

Компанией Urenco владеют три страны: Великобритания, Голландия и Германия. И никакие политические санкции в отношении России не мешают Urenco заключать с ней такие контракты . Неужели правительствам трех стран так важно обеспечить «Росатом» сырьем? Или все же нужно избавиться от отходов, против размещения которых на собственной территории этих стран выступает местное население?

В 2019 г. состоялось 10 транспортировок радиоактивных и токсичных хвостов в Россию, в нынешнем году – уже девять. До сих пор в открытых источниках сообщалось лишь об одном контракте «Росатома» и Urenco, но новые документы немецких властей показывают, что известно далеко не все. С прошлого года в Россию уже отправлено свыше 16 000 тонн урановых хвостов, что существенно больше, чем по первому контракту.

Сколько еще секретных контрактов на прием отходов зарубежной урановой промышленности подписал «Росатом»?

Еще один интересный факт, который можно обнаружить в документах немецких властей: Urenco отправляет ядерные материалы в большое количество стран, однако урановые хвосты посылает лишь в Россию. И здесь все очевидно: нет другой такой страны, которая согласилась бы принимать и хранить на своей территории отходы чужой урановой промышленности.

«Росатом» утверждает, что хвосты – сырье будущего, для быстрых реакторов, что их дообогащают. Проверить это в закрытых городах не представляется возможным. По данным Совета по правам человека при президенте, в России накоплено свыше 1 млн тонн собственных урановых хвостов, которые лежат на площадках под открытым небом.

Непохоже, что они будут использованы в обозримом будущем, так как на протяжении десятилетий до них никому не было дела.

Тезис насчёт быстрых реакторов заслуживает отдельного внимания. Около полувека назад атомная промышленность в разных странах активно распространяла информацию, что энергетическая проблема человечества наконец-то разрешена. Речь шла о «замкнутом топливном ядерном цикле» с быстрыми реакторами, особенность которого – увеличение количества плутония. Вы загружаете в быстрый реактор уран-плутониевое топливо, а когда выгружаете – процент плутония в топливе вырос. Потом извлекаете плутоний и делаете новое топливо на его основе. Но на практике это не работало. Во Франции и Японии, где те самые полвека назад царил невиданный оптимизм в отношении умножения плутония, все закончилось плачевно. Из-за крайней дороговизны и опасности этой технологии эксперименты были свернуты.

Эпоха быстрых реакторов безвозвратно ушла в прошлое. Лишь в России работает два быстрых реактора: старенький БН-600 на Белоярской АЭС, который ожидает вывода из эксплуатации в течение десятилетия, и новый БН-800, тоже на Белоярской АЭС, –рекордсмен по времени строительства, его начали возводить еще в 1980-х гг. Но даже в России коммерческих быстрых реакторов в стадии строительства на данный момент нет. Получается, «Росатом» формирует стратегический запас сырья для реакторов, которых не строит. И для этого ввозит хвосты из-за рубежа.

Дискуссия, которая идет сейчас вокруг ввоза ядерных отходов из-за рубежа, далеко не нова. Впервые об этом сомнительном бизнесе сообщили активисты из «Экозащиты!» еще в 2005 г., а затем организовали всероссийскую кампанию против ввоза урановых хвостов. Пятнадцать лет назад «Росатом», как и сегодня, заявлял, что урановые хвосты – не отходы, а ценное сырье.

В следующие четыре года по России прокатилась волна акций протеста, затронувшая все города, вблизи которых существовали уранобогатительные предприятия, – Екатеринбург, Томск, Красноярск и Иркутск. Под давлением активистов «Росатом» объявил, что с 2009 г. прекращает ввоз хвостов в Россию.

Нынешняя кампания экологов шире, чем та, что случилась 15 лет назад. В ней участвует больше людей, об этой проблеме сегодня намного больше пишут в СМИ. Из-за протестов в прошлом году маршрут транспортировки урановых хвостов изменили – вместо порта Санкт-Петербурга он происходит через порт Усть-Луга. Причина, по всей видимости, в том, что возможная авария с разгерметизацией контейнеров с урановыми хвостами внутри большого города привела бы к многочисленным жертвам. Это – локальная победа экологов, снижающая риски для жителей Санкт-Петербурга. Тем не менее, проблема импорта радиоактивных и токсичных отходов в Россию остается.

Сегодняшние законы России допускают импорт вредных отходов из-за рубежа просто на основании того, что импортер объявляет о возможности использования этих отходов. По сути, это огромная легальная дыра, которая позволяет превратить Россию в полигон для захоронения либо самих отходов, либо того, что остается после переработки отходов. Немецкий эксперт по урановой промышленности Петер Диль в исследовании о бизнесе «Росатома» и Urenco утверждает, что даже если «Росатом» не просто хранит, а дообогащает немецкие урановые хвосты, до 90% остается в России для захоронения. Очень удобный способ для западных компаний избавиться от самой большой проблемы. К стагнации атомной промышленности в развитых странах привели не столько крупные аварии на АЭС, сколько нерешенная проблема ядерных отходов.

Из-за отходов иностранные ядерные компании будут испытывать все возрастающее давление общества: человечество не придумало полностью безопасного способа их утилизации. Опасность может сохраняться сотни и тысячи лет. И если коммерческая стратегия «Росатома» состоит в том, чтобы организовать в России всемирное хвостохранилище – дело совсем плохо. Не только из-за того, что будущим поколениям придется серьезно потратиться на обеспечение безопасности урановых хвостов, но и потому, что услуги хранилища предлагают, когда предложить больше нечего.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.