Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Европейские нефтяники ставят на чистую энергию

Экономика энергетического бизнеса меняется

Представьте себе нефтяную компанию, не загрязняющую атмосферу углекислым газом и выбрасывающую минимум других вредных веществ. Правда, непросто? Но именно такими собираются стать европейские нефтегазовые гиганты за 30 лет. Для этого они готовятся сокращать долю ископаемого топлива в своем бизнесе и наращивать вложения в чистую энергию. На этот раз, похоже, это всерьез, и вот почему.

  • Низкие цены на нефть обещают надолго, спрос со временем начнет снижаться.
  • Европа тратит астрономические суммы на стимулирование чистой энергии.
  • Возобновляемая энергетика и без стимулов становится все более выгодной. 
  • Растет давление не только общества, но и инвесторов. Ископаемое топливо уже называют stranded assets – активы с сомнительной стоимостью, которые могут преждевременно обесцениться. То есть работать с ним становится все более рискованно.

Вторая попытка

На рубеже столетия (и на дне нефтяного цикла, когда в 1998 г. цены опускались ниже $10 за баррель) компания British Petroleum задумалась о более экологичном имидже. Логотип был изменен на солнечно-зеленый, а название сокращено до BP, которое в рекламе расшифровывалось Beyond Petroleum («Не только нефть»). Однако дальше косметических изменений дело не пошло. Цены начали расти и на пике добрались почти до $150 за баррель, а авария в Мексиканском заливе в 2010 г. с крупнейшим в истории разливом нефти серьезно подорвала имидж BP.

В 2020 г., когда цены на нефть снова рухнули, ВР решила второй раз зайти в «зеленую» реку. В июне она снизила прогноз средней цены нефти и газа в 2021–2050 гг. на 27% и 31% соответственно (до $55 за баррель Brent) и объявила, что намерена к 2050 г. достичь нулевых нетто-выбросов углекислого газа. Поэтому она пересматривает портфель активов и планы по инвестициям (детали ВР пообещала представить на этой неделе).

Еще BP объявила о списании активов на $17,5 млрд. Royal Dutch Shell также в июне списала $22 млрд. «Сочетание сильного снижения цен на нефть и новой цели по достижению нулевых нетто-выбросов углекислого газа приведет к реорганизации [этих двух] компаний. Это будет сопровождаться значительным сокращением рабочих мест в традиционных сегментах их деятельности», – написали в отчете аналитики ING Надеге Тиллир и Стевен Трипстен.

Об увольнении 10 000 сотрудников ВР уже объявила. В 2030 г. компания будет добывать около 1,5 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки против нынешних 2,6 млн (без учета 20%-ной доли в «Роснефти»), рассказал в интервью Financial Times (FT) гендиректор Бернард Луни. Бóльшая часть из ежегодных $14–16 млрд капиталовложений по-прежнему будет направляться на работу с нефтью и газом, но сумма будет сокращаться: доля инвестиций в возобновляемую энергетику увеличится к 2030 г. в 10 раз до трети. В прошедший четверг BP объявила о покупке у норвежской Equinor (бывшая Statoil) доли в двух ветряных станциях на шельфе США за $1,1 млрд и заключила с ней соглашение о строительстве новых.

На этот раз ВР стала последней из ведущих нефтегазовых компаний Европы, решивших начать выход из сектора ископаемого топлива.

По всей цепочке

Первой о стратегической цели стать компанией с нулевыми нетто-выбросами объявила в декабре 2019 г. испанская Repsol. Один из самых детальных планов по «зеленому переходу» представила итальянская Eni. К середине века ее разведка и добыча будут на 80% связаны с газом; мощности возобновляемых источников энергии (ВИЭ) достигнут 55 ГВт, потреблять электричество из них будут 20 млн человек; будут реализованы проекты по улавливанию и хранению углекислого газа более чем на 40 млн т в год и проч.

Объявленные перемены затрагивают всю цепочку создания стоимости, отмечают аналитики ING. Они включают собственные действия компаний (от ограничения выбросов метана при испытании скважин и сжигании попутного газа до мер, компенсирующих вредные выбросы, таких как хранение углекислого газа, производство биопродукции и посадка деревьев) и операции других участников (улавливание выбросов на газовых электростанциях, производство более экологичного транспорта и т. д.). Ряд компаний, включая Total, Shell, Repsol, Eni, выходят в такие секторы, как производство электричества, дистрибуция его и газа, станции подзарядки и проч.

Главных успехов в возобновляемой энергетике добились небольшие компании и стартапы, у нефтяных же компаний пока нет таких компетенций, технологий, культуры, специалистов, как у них, говорит Татьяна Митрова, директор Центра энергетики Московской школы управления «Сколково». Поэтому успех нефтяников в этой области не гарантирован, им, как минимум, потребуется серьезная трансформация организации и корпоративной культуры, полагает она.

В Новом Свете по-старому

Американские мейджоры пока не предпринимают таких радикальных шагов. ExxonMobil и Chevron в последние годы сделали крупную ставку на сланцевую добычу в США. Бывший аналитик Goldman Sachs Арджун Мурти (в 2005 г., когда нефть стоила около $50, он спрогнозировал ее рост более чем до $100 за баррель), который сейчас входит в совет директоров ConocoPhillips, считает, что американские энергетические компании продолжат вкладываться в разработку ископаемого топлива, стараясь повысить эффективность добычи и доходность капитала.

У независимых же компаний нет финансовых возможностей всерьез заниматься чем-то помимо основного бизнеса. Они покупают у крупных компаний более рискованные активы в разных частях света и продолжают работать с ископаемым топливом. Мейджоры все время стараются продать месторождения на поздней стадии разработки, говорил FT Джеймс Смит, финансовый директор британской Cairn Energy. Кроме того, у таких компаний, как Total и Eni, в целом «сильно падает аппетит к разведке» месторождений.

Новая нефтяная экономика

Экономика энергетического бизнеса меняется, уверен Марк Льюис, директор глобального отдела анализа устойчивого развития BNP Paribas Asset Management. Цены на нефть обвалились второй раз за пять лет, а усилия по декарбонизации убирают часть мирового спроса на нее. При этом ветряные и солнечные электростанции уже без субсидий конкурируют по стоимости электроэнергии со станциями на ископаемом топливе и обеспечивают стабильный денежный поток по долгосрочным контрактам; проекты в этой сфере, по подсчетам Льюиса, приносят 6–10% дохода на вложенный капитал, что сопоставимо с новыми нефтяными проектами, если учитывать волатильность цен на нефть.

Корреляция между акциями компаний, занимающихся непосредственно возобновляемой энергетикой, и ценами на нефть разорвалась в конце прошлого года, отмечает Йон Триси, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money: «Это знаменательное событие показывает, что рынок перестал думать о ВИЭ исключительно в терминах конкуренции с нефтяным сектором с точки зрения затрат. И подразумевает, что теперь для оценки этого сектора используется другой набор параметров».

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.