Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Банки стали «бумажными» лидерами экономики

Этот кризис они смягчают, а не усугубляют

Финансовый сектор, если верить Росстату, в этом году самый успешный в экономике: он стал одним из трех (наряду с госуправлением и сельским и лесным хозяйством и рыболовством), внесших положительный вклад в ВВП и в первом, и во втором, кризисном, кварталах, причем оказался лидером. Банкиры и эксперты не принимают эти цифры всерьез. По их мнению, банки нельзя считать бенефициарами кризиса, но и слабым звеном они в этот раз не стали. Во многом благодаря политике ЦБ они не катализировали, а амортизировали кризис. Но хватит ли у них сил и дальше играть эту роль, непонятно даже самим банкирам. 

Михаил Матовников, главный аналитик Сбербанка

Совершенно неверно считать банки бенефициарами кризиса, исходя из данных о возросшем вкладе финансового сектора в ВВП: что методика расчета добавленной стоимости не учитывает резервы на потери по кредитам, которые банки активно создавали весной. Невозврат кредитов – это, по сути, трансфер стоимости от банков другим секторам. У банков из-за кризиса рухнула прибыль, поэтому система пострадала, и она явно не бенефициар кризиса.

Конечно, прибедняться не стоит: банки действительно неплохо прошли кризис. Сейчас они не центр кризиса, основной удар пришелся на реальный сектор. Если в прошлые кризисы банки были одним из звеньев передачи шоков в экономику, то сейчас вкупе с оперативными мерами правительства и ЦБ, наоборот, самортизировали удар по экономике.

Пока оценить реальный размер проблем невозможно. У граждан еще действует период кредитных каникул, до октября действует мораторий на банкротства, но катастрофы мы не ждем. Время лечит: проблемы с просрочкой банки смогут распределить во времени, а чем больше времени, тем больше заработанного дохода можно пустить на создание резервов по кредитам. Ведь одно дело, когда банк теряет прибыль, а другое – капитал.

Сергей Хотимский, зампред правления и совладелец Совкомбанка

Первая и главная причина [стабильности банков] в том, что это первый кризис с рекордно низкой ставкой ЦБ: переваривать потери при ставке 4% легче, чем при 17% [как в прошлый кризис в конце 2014 г.], а банковская система накопила гигантский запас прочности для переваривания проблем. Плюс в России минимальный рост безработицы, поэтому розница чувствовала себе относительно спокойно. Стоит также отметить, что после кризиса 2014 г. в экономике была стагнация и падать было некуда. Другое дело, если бы экономика перед этим быстро росла.

Кредитованию помогает низкая ставка, растет спрос на товары длительного пользования, огромный вклад в ипотеку и автокредитование вносят программы с господдержкой: если раньше застройщики были основной проблемой для банков, то сейчас это локомотив. Не менее значимым для банков стало ослабление нормативов и требований ЦБ. 

Ольга Ульянова, вице-президент Moody’s

В отличие от многих компаний потребительского сектора, банки во время пандемии полностью не остановили предоставление услуг (кредитование, проведение платежей), да и убыточности в целом по системе удалось избежать. По нашим оценкам на основе отчетностей банков по МСФО, на начало года проблемных кредитов в целом по системе было около 8%. Далее, если руководствоваться статистикой ЦБ, то реструктурированных кредитов в целом по системе сейчас – чуть менее 10% портфеля. Поведение реструктурированных кредитов и вероятность их миграции в проблемные – это главная интрига, которую вряд ли сегодня кто-то возьмется разгадать. Если предположить, что половина реструктурированных осядет в проблемных – можно говорить о росте доли последних до 13% от портфеля.

Система, безусловно, готова переварить такой объем проблемных кредитов, хотя на это ей, вероятно, понадобится два года.

Банки способны поддержать рост кредитования: сегодня фактором, сдерживающим этот рост, является не дефицит у банков ресурсов или капитала, а низкий аппетит к риску как у самих кредиторов, так и у их потенциальных заемщиков, который объясняется неопределенностью перспектив развития экономики. Происходящее в ипотеке лишь подтверждает принципиальную готовности банков кредитовать экономику.

Алексей Чухлов, заместитель председателя правления, главный финансовый директор Альфа-банка

Первый фактор, оказавший поддержку финансовому рынку, – высокий уровень цифровизации. В последние годы банки много инвестировали в IT. Во-вторых, банковский сектор был лучше готов к кризису, отчасти благодаря внедрению ЦБ еще в 2019 г. целого ряда мер. Кризис не привел к резкому торможению розничного кредитования. В-третьих, снижение ставок (и в этом значимое отличие от 2014 г.) поддержало все кредитование. При этом банкам была отведена активная роль в смягчении кризиса – предоставление каникул, реструктуризация кредитов.

Размер проблем зависит от структуры баланса банка и его докризисной кредитной политики. Самый хрупкий сегмент – это малый и средний бизнес, он более других пострадал от коронакризиса. Сейчас мы с осторожностью можем сказать, что восстановление малого бизнеса происходит быстрее, чем мы предполагали, и наши наихудшие ожидания не оправдались. Об этом свидетельствует рост плановых и, что более значимо, досрочных выходов клиентов с кредитных каникул в стандартный график погашения. Кроме того, только 5% клиентов обращаются за повторными каникулами (ожидания были порядка 25%).

Риски все еще сохраняются. Важно понимать, что в отличие от предыдущих, этот кризис не шоковый, а вяло текущий, он еще не закончен. Ожидать каких-либо потрясений среди топ-игроков не стоит, рынок практически полностью консолидировался во время предыдущего кризиса.

Запас капитала для роста кредитования есть, по сути, у всех крупных игроков. Рост рынка тоже, очевидно, продолжится: в частности, в рознице низкие ставки стимулируют ипотеку, уровень проникновения которой пока еще относительно низкий. Рост кредитования крупного бизнеса будет зависеть от аппетита к инвестициям, судить о котором еще рано.

Валерий Пивень, директор группы рейтингов финансовых институтов АКРА

Положительный вклад в ВВП может быть связан с особенностями расчета. В практике различных стран встречались случаи, когда в период тяжелой ситуации в экономике финансовый сектор «рос» при расчете ВВП.

Сейчас мы не видим у банков серьезных проблем с капиталом или ликвидностью. Во многом этому помогают послабления ЦБ. Сохраняется определенный навес недосозданных резервов, однако, по оценке АКРА, он несет лишь ограниченную угрозу кредитоспособности банков.

Банки определяют рост кредитного портфеля, опираясь на доступный капитал. Рост розницы в последние годы поддерживался его высокой рентабельностью. В корпоративном секторе в условиях слабого развития экономики рост портфеля, вероятно, останется низким. В результате проблема дефицита капитала для поддержания роста кредитования у банков вряд ли возникнет.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.