Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 3 мин
Обновлено:

ЦБ из-за пандемии изменил макроэкономический прогноз

Главное – не нефть, а восстановление экономики

Центробанк опубликовал  проект основных направлений денежно-кредитной политики (ДКП) на следующие три года. Политика таргетирования инфляции доказала свою эффективность, говорится в документе, и ЦБ продолжит ее, рассчитывая вернуться к нейтральной денежно-кредитной политике с ключевой ставкой 5–6% (сейчас – 4,25%). Условиями для этого он называет нормализацию экономической ситуации и стабилизацию инфляции около целевых 4%.

Дальнейшее развитие событий во многом зависит от того, как будет складываться ситуация с пандемией, как будут восстанавливаться мировая и российская экономика, меняться настроения и поведенческие установки населения, инвестиционные и производственные планы бизнеса, отмечает ЦБ.

Предпосылки восстановления экономики стали вместо цены нефти главной переменной в уравнении, которое он решает. Пандемия запутала ситуацию, и ЦБ пришлось расширить набор сценариев макроэкономического прогноза: к базовому добавились три альтернативных, прежде их было два.

Базовый сценарий

При базовом сценарии мировая экономика будет восстанавливаться медленно из-за неоднородности восстановления в регионах и отраслях, а также необходимости адаптироваться к новым бизнес-моделям и изменениям в потребительском поведении. Цены на нефть стабилизируются на уровне $50 за баррель к концу 2022 г. (благодаря сделке ОПЕК+ и возвращению к дефициту на рынке нефти). Российская экономика продолжит устойчивое восстановление в следующие два года и к III кварталу 2022 г. достигнет потенциального уровня выпуска, оставаясь на нем до конца 2023 г. Темп роста ВВП к 2021 г. достигнет 3,5–4,5%, но затем вернется к докризисным значениям вблизи 2,5% к 2023 г. Инфляция стабилизируется вблизи 4% при мягкой денежно-кредитной политике. Вместе с восстановлением уверенности населения и компаний относительно будущих доходов она будет способствовать росту кредитования. Этот рост стабилизируется на уровне 7–11%, причем кредитование населения, как и до пандемии, будет расти чуть быстрее (до 10–14% к 2023 г.) корпоративного (6–10%). 

Проинфляционный сценарий

Он, как и в базовый, предполагает ослабление эпидемиологических рисков и постепенное восстановление мировой экономики. В этом сценарии пандемия гораздо сильнее влияет на мировую торговлю и неполное восстановление глобальных цепочек приводит к более глубокому падению потенциального уровня выпуска. В связи с этим цена на нефть в 2021 г. снизится до $35 за баррель и, несмотря на сделку ОПЕК+, вырастет лишь до $42–43 к концу 2023 г.

ВВП в 2021 г. вырастет на 3–4%, но к 2023 г. темпы роста замедлятся до 1–2%. Начиная с I квартала 2021 г. квартальная инфляция превысит целевое значение. Среди факторов, влияющих на нее, может быть рост цен на импортные товары. К концу 2021 г. инфляция может достигнуть 4,2–4,9%, но возвращение к умеренно жесткой денежно-кредитной политике позволит вернуть ее к целевому значению к III–IV кварталам 2022 г., в дальнейшем поддерживая ее на этом уровне. Кредитование населения будет стабильно расти на 9–13% в год, компаний – на 6–9%. 

Дезинфляционный сценарий

Остановить распространение коронавируса в мире не удается, приходится сохранить ограничительные меры. Слабая потребительская и инвестиционная активность приводят к более существенному, чем в базовом сценарии, росту риск-премий развивающихся стран. Но со второй половины 2021 г., по мере адаптации населения и бизнеса к пониженному уровню потребления и производства премии постепенно начнут уменьшаться.

В этом сценарии инфляция держится на уровне 3,5–4,2% в среднем в 2021 г. и 2,3–3,3% в 2023 г., нефть дешевеет до $35 за баррель в 2021 г. и восстановится до $50 после 2023 г. Соглашение ОПЕК+ продлено. Потребительская активность не вернется на докризисные уровни: за время пандемии изменились предпочтения (отказ от потребления ряда продуктов и услуг), а боязнь остаться без средств в случае новых ограничительных мер и возможного сокращения доходов повышает склонность к сбережениям. ВВП растет на 1,5–2,5% в год, лишь в 2022 г. ускоряясь до 3%. Экономическая неопределенность заставляет банки осторожничать, розничное кредитование растет на 6–10% в 2021 г., но к 2023 г. ускоряется до 10–14%, корпоративное – с 4–8 до 6–10% соответственно.

Инфляция уходит ниже целевого значения уже во II квартале 2021 г. и, несмотря на стимулирующую политику ЦБ, приблизится к целевому значению не раньше конца 2023 г.

Рисковый сценарий

Повторный рост заболеваемости дополняют другие шоки: усиление торговых противоречий и геополитической напряженности, долговых проблем отдельных стран или отраслей. Принятых мер стимулирования недостаточно, а новые невозможны из-за роста госдолга и высоких дефицитов бюджета ряда стран. Повышенная неопределенность приводит к значительному росту риск-премий для стран с формирующимися рынками и сохранению их на повышенном уровне до конца 2023 г.

Цена на нефть, несмотря на соглашение ОПЕК+, упадет до $25 за баррель и будет медленно восстанавливаться до $35 за баррель к концу 2023 г. Кредитование в 2021 г. не растет, розничное – восстанавливается до 9–13%, корпоративное – до 4–8% к концу 2023 г.

Инфляция из-за ослабления рубля (общая неопределенность высока, сохраняются расходы на поддержку экономики) разгоняется до 5,2–6,4% в 2021 г. Приходится временно ужесточать денежно-кредитную политику, инфляция возвращается к цели уже в I квартале 2022 г., но затем продолжает снижаться – до 2,1–3,1% в 2023 г.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.