Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Greenpeace рассказала об экологических рисках для экономики России

Без радикальных изменений экспорт потеряет конкурентоспособность

То, как Россия будет выходить из кризиса, вызванного COVID-19, определит траекторию развития на годы, предупреждают авторы доклада Greenpeace «Зеленый курс России», подготовленного вместе с представителями бизнеса и сторонними экспертами. Пока антикризисные действия правительства не предполагают стимулирования зеленой экономики, и Россия может упустить возможность уйти от сырьевой зависимости. Экологи предлагают свой план.  

Экономический и экологический кризис

Минэкономразвития ожидает падения ВВП на 3,9% по итогам года. Экономика уже давно не может перейти к современной модели и кардинально сократить долю сырьевого сектора, развивать высокотехнологичные отрасли и повышать роль услуг, сказано в докладе. Доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете в 2019 г. составила 39%, в 2018 г. — 46% (для сравнения, в 2006 г. — 47%).

 В то же время многие страны уже меняют приоритеты. Так, ЕС с декабря 2019 г. взял новый зеленый курс на достижение нулевых чистых выбросов парниковых газов к 2050 г. ЕС может ввести налоги на неэкологичные (с большим углеродным следом) товары российского экспорта уже с 2021 г., что повлияет на конкурентоспособность продукции нефтехимической, металлургической, сельскохозяйственной отраслей, предупреждает Greenpeace. 

В глубоком кризисе и природа, продолжают экологи. По данным Росгидромета, среднегодовая температура воздуха в России в 1976–2018 гг. росла в 2,5 раза быстрее, чем в среднем в мире, а число опасных метеорологических явлений в 2014–2018 гг. почти втрое превысило их количество в 1998–2002 гг. Воздух загрязнен, и это ежегодно становится причиной 33 300 преждевременных смертей в России, по данным ВОЗ. 

На полюсе холода в Верхоянске в июне 2020 г. зафиксирован температурный рекорд, +38°С, напомнил руководитель климатического направления российской Greenpeace Василий Яблоков, представлявший доклад. В прошлом году из налогов каждого работающего россиянина 10 000 руб. пошло на ликвидацию последствий опасных природных явлений, рассчитал Институт глобального климата Росгидромета.

Экологи констатируют: с одной стороны, Россия признает, что климат меняется и это представляет собой одну из важнейших проблем (Климатическая доктрина 2009 г.). С другой, планирует сохранять свои позиции в добыче ископаемого топлива или даже укреплять их, а также наращивать выбросы парниковых газов. 

Так, принятая в июне «Энергостратегия-2035» предполагает, что добыча нефти к этому времени сократится лишь на 12% или останется на прежнем уровне, добыча газа возрастет на 18—38%, угля — на 10—52%. По субсидированию компаний, добывающих ископаемое топливо, Россия заняла четвертое место в мире после Ирана, Саудовской Аравии и Китая (оценка Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, IRENA, 2017 г.). Субсидии почти равномерно распределены между нефтяным, газовым и электроэнергетическим секторами, всего их почти $30 млрд в год. Субсидирование возобновляемых источников энергии (ВИЭ) при этом настолько несущественное, что данные о нем отсутствуют, пишет Greenpeace.

По Парижскому соглашению Россия собирается поставить себе такие цели, которые позволят не сокращать и даже наращивать выбросы парниковых газов. Проект низкоуглеродной стратегии до 2050 г. предлагает достичь к 2030 г. выбросов, равных 67% от уровня 1990 г. При том что в 2018 г. выбросы составляли 52,4%. Основные российские выбросы парниковых газов приходятся на сжигание ископаемого топлива — угля, нефти и газа. Энергетический сектор обеспечил 79% антропогенных выбросов в 2018 г., рассказала старший научный сотрудник РАНХиГС Татьяна Ланьшина, оставшийся 21% пришелся на промышленность, сельское хозяйство и управление отходами.

Рецепт от Greenpeace

Чтобы переломить ситуацию, нужно радикально изменить цели по выбросам парниковых газов, чтобы довести их до нуля к 2050 г. Те выбросы, которые не удастся сократить к 2050 г., должны полностью поглощаться лесами, болотами и прочими природными экосистемами. Такая цель поможет удержать рост средней глобальной температуры воздуха в пределах 1,5°С, согласно «Докладу 1,5 градуса» Межправительственной группы экспертов по изменению климата.

Чистая энергия из возобновляемых источников должна к 2030 г. составить не менее 20% производства всей электроэнергии в стране. Важнейшую роль в снижении выбросов в неэнергетическом секторе будет играть развитие циклической экономики, которая уменьшит образование отходов, обеспечит повторное использование ресурсов и увеличит срок службы товаров. 

Таким образом, нужно действовать в трех направлениях, предлагают авторы «Зеленого курса»: создавать чистую энергетику, циклическую экономику и преобразовывать лесное хозяйство.

Только отходов от заготовки и переработки древесины в России образуется 200—400 млн т в год, этот мусор пропадает и не утилизируется, рассказал директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов Высшей школы экономики Георгий Сафонов. Сопоставимое количество отходов образуется в сельском хозяйстве, а это сырье, которое можно превратить в биотопливо, пользующееся спросом за рубежом, продолжил он.

 России нужно восстановление по зеленому курсу, согласна директор Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Татьяна Митрова, даже с сугубо прагматической точки зрения: неучастие в зеленом курсе будет подрывать конкурентоспособность стран и отдельных компаний. 

План крайне амбициозный, сложно поверить, что к 2050 г. можно его реализовать, говорит Сафонов. Вдохновляющие цели важны, но гораздо лучше работает внешнее давление, например, если российская компания скоро не сможет экспортировать в ЕС углеродоемкий товар, не заплатив за это дополнительный налог.

Россия могла бы стать поставщиком жидкого биотоплива, зеленого водорода, произведенного на ветровых и приливных электростанциях, но традиционный бизнес воспринимает это не как возможность, а как угрозу, сказал Сафонов. «Если мы хотим в постковидной эпохе участвовать в мировой торговле, у нас нет другого выбора», — констатировала Митрова. Тем более что у России колоссальный потенциал, даже если для начала повысить эффективность традиционной энергетики, а по ветру — самый большой потенциал в мире, продолжила она. Просто нужно думать не «как ужасен этот зеленый курс» и как он подрывает основы и скрепы экономики, а о том, как и где можно на этом заработать, где включиться, а где даже возглавить процесс, объяснила Митрова. 

VTimes отправили запросы представителям профильного вице-премьера Виктории Абрамченко, Минприроды, Минэкономразвития и Минэнерго и ожидают ответов.

Что предлагает «Зеленый курс»

  • выбросы парниковых газов не более 40% от выбросов 1990 г. уже к 2030 г., а не 67%, как планируют сейчас. Ноль выбросов парниковых газов к 2050 г. (с учетом поглощения лесами)
  • производство 20% всей электроэнергии в стране за счет ВИЭ к 2030 г. 100%-ный переход на возобновляемые источники энергии к 2050 г.
  • снижение энергоемкости ВВП на 40% от 2007 г. к 2030 г.
  • уменьшение к 2030 г. образования коммунального мусора на 30% (в пересчете на каждого жителя) от уровня 2020 г. и на 60% — к 2050 г. Переработка 80% коммунальных отходов
  • переход к интенсивному лесному хозяйству на ранее освоенных землях, трансформация лесного комплекса в отрасль растениеводства. Эффективное тушение лесных пожаров.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.