Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 3 мин
Обновлено:

Сколько «красных линий» готово пересечь государство

Отравление Навального встало в один ряд с присоединением Крыма и сбитым малазийским «боингом»

Пересечение «красных линий» стало национальным видом политического спорта. В один ряд с присоединением Крыма, донбасской войной, сбитым малазийским «боингом», убийством Бориса Немцова, кибервмешательством в чужие выборы, историей со Скрипалями, расширением пространства участия «вагнеровцев» в военных конфликтах, обнулением сроков автократа теперь встало и отравление Алексея Навального.

Ожидаемая неожиданность – «новичок». Еще одна ожидаемая неожиданность – полное отрицание вины российской стороной. Стратегия и тактика не меняются. Государство покрывает государственный же террор в рамках «государственно-частного партнерства» – в том смысле, что исполнителями формально могли быть и не представители госструктур, а наемники. Заказчиками – не самые верхние люди, а среднее звено, столь специфическим образом трактующее свой служебный долг. Тем не менее, вполне очевидно, что аутсорсинг убийств, избиений, троллинга, провокаций – расширяющаяся часть рынка «госзаказа».

«Вы и убили-с», — словно бы в подражание Порфирию Петровичу из «Преступления и наказания» Достоевского Ангела Меркель предъявила очевидное политическому режиму России. Но реакция была не такой как у Родиона Раскольникова, который вел себя «точно испуганные маленькие дети, когда их захватывают на месте преступления». Российский политический класс немедленно пошел в яростную контратаку, разговаривая лозунгами и размахивая пропагандистскими клише.

По мере того как российский авторитаризм из гибридного превращался в зрелый, пропаганда упрощалась, контрпропаганда становилась все более агрессивной, а вранье – все более откровенным. Уже никто ничего не стесняется, поскольку де-факто Россия находится в состоянии холодной войны с Западом. Разумеется, не похожей на классическую холодную войну. Но тем хуже: она ведется без правил и без какого-либо видимого желания с российской стороны затеять новую «разрядку» или хотя бы «перезагрузку» на манер Дмитрия Медведева. Вместо внешней политики – задиристые заявления пресс-службы МИДа. Вместо сдерживания собственных «аутсорсеров» на полях разнообразных войн, в том числе и в киберсфере, – их явное поощрение.

Еще один виток ухудшения отношений с внешним миром немедленно сказывается на российских гражданах: усиливается борьба с уже не существующим в природе внешним влиянием и внутренней «пятой колонной». Здесь российское государство подстерегает кризис жанра: против него выступают не столько политическая оппозиция или «иностранные агенты», а гражданское общество, у которого нет организации, лидеров, технологий борьбы, а есть только ощущение унижения человеческого достоинства и желание его защитить, открыто протестуя.

Устранив Навального столь радикальным способом, государство, возможно, на время и обезглавило оппозицию. Алексей – самый узнаваемый в России оппозиционный политик. Но власть пропускает удары с другого фронта – от неорганизованного гражданского общества, которое, как видно по опыту Хабаровска, молниеносно политизируется и лозунги которого обретают антипутинское содержание.

«Умное голосование» по технологии Навального на ближайших региональных выборах может стать инструментом мести за Навального даже в руках тех, кто до поры до времени не был политизирован. Это не означает, что электоральная ситуация выйдет из-под контроля Кремля, но вероятность более активного протестного голосования и уличных выступлений увеличивается. Не на этих выборах, так на следующих. Не в том городе, где выступлений ждут, а там, где их не ждали.

Как и в ситуации с Крымом, в истории с Навальным государство вредит самому себе. Рынки негативно отреагировали на обнародование причин отравления — ухудшение внешних условий для социально-экономического развития России слишком очевидно. Замыкание российской экономики на себе явным образом зайдет на новый круг. За Крым до сих пор расплачиваются снижением реальных доходов рядовые россияне и бизнесы. Теперь им предстоит платить еще и за де-факто государственный террор. Налоги идут на непонятные цели, особенно если учитывать расширение доли секретных расходов федерального бюджета. Деньгами налогоплательщиков подкармливаются наемники, тролли, хакеры и отравители.

Один из создателей «новичка» — а их, оказывается, немало и они охотно дают интервью — сообщил, что вещество могло быть произведено и частной конторой. Но потребитель этой продукции — явно не частник. Заказчик не персонифицирован. Тем хуже для государства: значит, «частная» инициатива покрывается властью. Если покрывается, значит, — поощряется.

Такая вот «демократия налогоплательщика».

Не стоит ждать либерализации политического режима. Это движение в одну сторону – задней передачи нет, явным маркером чего стало обнуление сроков президента. А теперь еще и отравление Навального.

Сначала мало кто мог поверить, что возможна инкорпорация Крыма, потом – продление пребывания во власти автократа на манер восточных сатрапов, затем – столь прямолинейная расправа над лидером оппозиции. Пересечение «красных линий» и преодоление моральных барьеров – продолжаются.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.