Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 3 мин
Обновлено:

Чем запомнится премьер Японии Синдзо Абэ

Он ближе всех подошел к заключению мирного договора с Россией

Есть разные мнения журналистов и экспертов об итогах политического и экономического курса Синдзо Абэ. Одни говорят, что Абэ уходит по политической необходимости, вызванной неудачными решениями японского правительства в последнее время. Другие –  что главная причина отставки Абэ – действительно заболевание кишечника. Я тоже склонен думать, что причина ухода – обострение болезни. Стоит напомнить, что такое уже случалось в 2007 году, когда Абэ уходил с поста премьера из-за проблем со здоровьем.

Абэ Синдзо – долгожитель на посту премьера. Пожалуй, только Сато Эйсаку (лауреат Нобелевской премии мира – за три безъядерных принципа Японии) провел на этом посту сопоставимое время. Чем же он оказался так хорош? Во-первых, Абэ был уникальной компромиссной фигурой, которая устраивала все политические группы в Японии. Во-вторых, он запустил много важных системных экономических и политических процессов. Например, выступил с инициативой пересмотреть действующую конституцию, помог справиться с последствиями страшного землетрясения, произошедшего в марте 2011 г., запустил план оживления японской экономики, получивший название «Абэномика» и т. д. Мало кто может похвастаться такими успехами.

Несмотря на то что многие результаты экономического плана Абэ сейчас нивелировались последствиями локдауна, введенного из-за коронавирусной инфекции, не стоит говорить, будто социально-экономическая программа Абэ реализована безуспешно. План в большей степени претворен в жизнь. В течение нескольких лет можно было наблюдать умеренный экономический рост Японии.

В социальной программе кабинета Абэ стоит отдельно отметить создание новых детских садов, адресную поддержку детей из малообеспеченных семей для получении среднего и высшего образования. А из недавних экстренных мер лишь некоторые были подвергнуты сомнениям и критике. Среди них – дополнительное стимулирование экономики за счет расширения внутреннего туризма, которое подвергается обоснованным сомнениям многих экономистов. Критику вызвала и программа снабжения масками населения Японии, получившая название «Абэмаска».

Государственная политика Японии в сфере обеспечения национальной безопасности до Абэ не имела четкой стратегии. В конце 2013 г. принято несколько документов, определивших стратегию Японии в области обеспечения национальной безопасности на обозримую перспективу. Стратегия кабинета Абэ начала проявляться год за годом в увеличении расходов на военные нужды, в наращивании давления на КНДР в переговорном процессе по вопросам испытаний ракетно-ядерного потенциала и похищенных японских граждан. Внешнеполитический курс Абэ в отношении Китая и Южной Кореи также давал жесткий ответ зарождавшимся вызовам и конфликтам в регионе. Лишь некоторые ярые консерваторы в Либерально-демократической партии считают, что нужно было выбрать еще более жесткий курс. Во внутренней политике это подкреплялось убеждением общественного мнения о необходимости обновления базовых подходов к политике в сфере безопасности и внесения соответствующих изменений в Конституцию страны.

Но в политике кабинета Синдзо Абэ при наличии взаимовыгодного интереса можно было наблюдать гибкость и систему уступок. Несмотря на осознание негативных последствий, Абэ пошел на уступки Дональду Трампу и снизил импортные пошлины, которые ранее поддерживали конкурентоспособность японских сельхозпроизводителей. В ответ японские автопроизводители получили возможность практически беспошлинно экспортировать автомобили в США. Что касается Китая, то Абэ проводил гибкую политику, сохраняя торговые отношения с Китаем и углубляя сотрудничество со странами Юго-Восточной Азии, Австралией и Индией. При нём Япония активно участвовала в возрождённой Quad (Четырехсторонний диалог по безопасности, кроме Японии в нем участвуют США, Австралия и Индия) и стала важной частью работы, направленной на сдерживание Пекина.

Есть мнение, будто Синдзо Абэ ставил перед собой цель вернуть Курилы, но именно так ставить вопрос не следует: в первую очередь речь идет о заключении мирного договора между Россией и Японией. По словам самого Абэ, отсутствие мирного договора является одним из тех нерешенных дел, которые разрывают ему сердце. Он утверждал, что решил стать политиком, следуя примеру отца, для которого заключение мирного договора между СССР и Японией стало делом всей жизни.

Послевоенная история показывает, что вопрос – не в территориальной принадлежности островов, а в том, как урегулировать проблему отсутствия мирного договора между двумя странами. Решение именно этой проблемы не раз обсуждалось на уровне правительств обеих стран. В 2016 году во время визита Владимира Путина в Японию казалось, что лидеры скоро придут к компромиссу, однако стороны вновь споткнулись о вопрос – сначала деньги, или стулья? Москва настаивает, что сначала должен быть всеобъемлющий договор о мире, дружбе, добрососедстве и партнерстве, а потом – обсуждение принадлежности островов. В Токио же придерживаются противоположной позиции – сначала решение проблемы «Северных территорий», а потом уже – мирный договор. Нужно понимать, что японцы не могут пойти навстречу в этом вопросе, так как премьер, подписавший мирный договор раньше урегулирования территориального спора, рискует стать политическим аутсайдером. Японское общество, не в полной мере осведомленное о деталях истории русско-японских, советско-японских и российско-японских отношений за последние два века, консервативно и болезненно воспринимает вопрос принадлежности островов Курильской гряды.

Итак, стабильность и последовательностью действий правительства Абэ смогли сделать его если не рекордсменом, то одним из рекордсменов по политическому долголетию в истории современной Японии. Потому и преемника Абэ сейчас назвать будет сложно.

В сентябре 2019 г. он обновил состав правительства, и вице-премьером был назначен Таро Асо. Вплоть до выборов в сентябре 2021 года, скорее всего, правительство Японии будет возглавлять именно Таро Асо. По оценкам экспертов, он имеет и шансы стать новым премьер-министром Японии. Помимо этого, одним из приемников считается Исиба Сигеру - бывший министр обороны. Он популярен среди законодателей, оппозиционных ЛДП Японии. Кисида Фумио, возглавлявшего МИД Японии в 2012 по 2017 гг., также называют возможным преемником Абэ, однако шансы его оцениваются невысоко.

Кто бы из них ни стал новым премьер-министром Японии, не стоит ожидать резких поворотов в сфере заключения мирного договора России и Японии. Мнение о принадлежности островов, сложившееся как в японском обществе, так и в политической элите страны, меняется крайне медленно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.