Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 5 мин
Обновлено:

Сколько стоит гора Куштау

Потери могут быть миллиардные: или их понесет природа, или компания-разработчик и бюджет

Гора (шихан) Куштау в Ишимбайском районе Башкирии (18 км от Стерлитамака, 140 км от Уфы) стала новым центром экологических протестов этим летом. 15–16 августа они переросли в открытые столкновения защитников шихана и силовых структур, но и дали результат. Глава республики Радий Хабиров приехал к активистам и пообещал не допустить разработки Куштау.

Экологи защищают уникальные природные объекты – остатки рифов древних морей, которым более 260 млн лет. К протестам экологов присоединились активисты, для которых три уцелевших шихана (Торатау, Юрактау и Куштау) – священные места. На Куштау хочет добывать известняк Башкирская содовая компания (БСК) – крупнейший в России производитель кальцинированной и пищевой соды (на 38% принадлежит Башкирии). Соседнее месторождение БСК, шихан Шахтау, разрабатывается с 1950-х годов, и запасов известняка там осталось лишь на несколько лет. В августе 2019 г. БСК получила лицензию на право пользования участком недр месторождения Куштау на 20 лет. 

Что можем потерять

На территории шиханов растут 42 вида, относящихся к редким растениям Урала и Приуралья, 18 из них включены в Красную книгу Башкирии, отмечал Совет по правам человека при президенте РФ в 2019 г.

На Куштау ученые нашли 96 видов представителей животного мира, 23 из которых включены в Красную книгу Башкирии (2004 г.), а семь – в Красную книгу России (2001 г.). На шиханах можно найти разнообразные останки морских обитателей древних рифов: известковых водорослей (35 видов), кораллов (более 30 видов), мшанок (более 80). Это уникальные геологические памятники природы, заключили эксперты и подчеркнули, что шиханы не взаимозаменяемы. Совет при президенте РФ предлагал включить все три горы в национальный парк «Башкирские шиханы». 

Разработка месторождения Куштау будет нарушением федеральных законов «Об охране окружающей среды», «О животном мире», Лесного кодекса, предупреждала Greenpeace в обращении в прокуратуру в июле.

Если Куштау будет разрабатываться, фактически будет потерян уникальный природный объект – останутся всего два других шихана, но на них, например, нет леса, сказал VTimes руководитель программы Greenpeace по особо охраняемым территориям Михаил Крейндлин. Методики расчета экологического ущерба в России позволяют   подсчитать ущерб только для отдельных видов природных ресурсов (воды, леса, почвы), но не в целом для экологического баланса, отмечает он. Тем не менее, по просьбе VTimes, эколог на основе действующих методик попытался оценить такой ущерб.

«В случае разработки шихана Куштау будет полностью уничтожен лес, почва, включая почвенных беспозвоночных, среда обитания редких и исчезающих животных и растений», – перечисляет Крейндлин. Только ущерб от уничтожения среды обитания беспозвоночных можно оценить в 6,7 млрд руб., от уничтожения редких растений – 92 млн (ущерб от уничтожения 1 кв. м, занятого травянистыми растениями, занесенными в Красную книгу России, составляет 450 000 руб.), от уничтожения насекомых – 309 млн. Итого – 7,1 млрд руб., говорит он, но это очень примерные подсчеты.

Налоги и работники

Бизнес БСК испытывает проблемы из-за истощения ресурсной базы. На Шахтау уже перешли на добычу известняка с обводненных месторождений (51% всей добычи). Отработка всех запасов месторождения Шахтау заканчивается в 2026 г., говорится в годовом отчете компании. 

Еще в 2015 г. банки, обеспокоенные неопределенностью с сырьевой базой БСК, отказывались выдавать ей кредиты, писали «Ведомости». Более 50% выручки БСК приносит производство кальцинированной соды, но источник сырья истощится через два-три года, а решения о новом месторождении до сих пор нет, говорилось в письме Сбербанка. Тогда шли переговоры с властями региона о выдаче разрешения на разработку в другом шихане – Юрактау или Торатау, но они обладают статусом памятников природы.

Кто владеет БСК

Башкирская содовая компания образована в мае 2013 г. после объединения стерлитамакских предприятий «Сода» и «Каустик». Крупнейшие акционеры, по данным СПАРК, АО «Башхим» (57,18%), АО «Региональный фонд» (Институт развития Республики Башкортостан) (38,2%), ООО Торговый дом «Башхим» (0,26%).
Владельцем АО «Башхим» числится кипрская Modisanna Ltd. В 2006 г. президент «Башхима» Сергей Черников рассказывал «Ведомостям», что компания была создана в 2003 г. в результате объединения активов группы «Петротэк» Черникова и инвесткомпании «Совлинк». До того как создать объединенную компанию, «Совлинк» и «Петротэк» независимо друг от друга скупали акции заводов «Каустик», «Каучук» и «Сода» у работников и менеджмента, и эти акции были внесены в уставный капитал «Башхима». По словам Черникова, «Петротэк» и «Совлинк» владели «Башхимом» в равных долях. (В учредителях «Башхима» в ЕГРЮЛе числятся Черников и совладелец «Совлинка» Дмитрий Пяткин.) Черников называл только двух владельцев «Петротэка» – себя и Виктора Исламова. Черников больше не числится в руководящих органах «Башхима», связаться с ним не удалось.

«Разработка Куштау – компромиссный вариант. Никто не думал, что он вызовет конфликты, ведь сначала было требование – не трогать Торатау, священную гору, которая входит в природное наследие, – рассказал VTimes председатель совета директоров государственного информационного агентства «Башинформ» Ростислав Мурзагулов. – Если разработки на Куштау не начнутся, то через год-два БСК, по словам одного из акционеров компании, придется сокращать людей и в конце концов закрывать предприятие».

В стабильном бизнесе БСК заинтересованы власти. Это крупный плательщик налогов и дивидендов, а также большой работодатель. Выручка БСК в 2019 г. составила 48 млрд руб., чистая прибыль – 12,7 млрд руб., в компании работали 8682 человека. «Башинформ» цитирует замдиректора БСК Рустема Басырова: в федеральный бюджет от БСК за 2019 г. поступило 6,3 млрд руб., в бюджет Башкирии – 3,6 млрд, в местный бюджет — 217 млн. БСК в сопроводительных материалах к региональному бюджету названа шестым по величине налогоплательщиком Башкирии. Басыров отказался дать комментарии VTimes.

Налоги от БСК не играют существенной роли в доходах бюджета республики, настаивает экономист Наталья Зубаревич. Влияние поступлений БСК на бюджет есть, но оно не очень критично, это не единственная крупная компания региона, не бюджетообразующая, согласен аналитик Fitch Ratings Константин Англичанов. Сам бюджет Башкирии довольно устойчив, несмотря на то, что в 2020 г. бюджет сверстан с дефицитом (22 млрд руб.), но он покрывается накопленными остатками на счетах, говорит аналитик.

Участие республики в капитале БСК привело к конфликту интересов, говорит Англичанов: с одной стороны, властям нужно больше дивидендов и налогов от компании, для этого нужна высокая прибыль, а с другой – важно обеспечивать социальную стабильность, т. е. следить, чтобы БСК не сокращала персонал и ее деятельность не вызывала таких конфликтов, как на Куштау.

Представитель БСК не ответил VTimes, что намерена делать компания после заявления Хабирова и рассчитывает ли на компенсацию в случае отзыва лицензии на разработку Куштау. В лицензиях, как правило, перечисляют много условий и обязательств сторон, компенсация при отказе в разработке может быть предусмотрена, но ее может и не быть, говорит аналитик БКС Кирилл Чуйко.

Альтернативы Куштау

БСК могла бы рассмотреть разработку альтернативных месторождений: Пугачевского, Буганакского, Юлдашевского, Альмухаметовского, предлагал Совет при президенте РФ. Перспективным он называл использование Худолазовского месторождения возле г. Сибай. Месторождение освоенное, там уже много лет ведется добыча, есть необходимая инфраструктура, в том числе железнодорожные пути. От месторождения в г. Сибай до завода БСК 500 км, но даже если из-за этого цена на известняк вырастет в 3 раза, себестоимость соды вырастет всего на 6%, подсчитали эксперты совета. При текущей доходности это принципиально не отразится на структуре финансов компании. При этом следует учитывать, что Сибай – моногород, создание там дополнительных рабочих мест, не зависящих от АО «Сибайский ГОК» повысит его экономическую устойчивость, добавляли эксперты. БСК жаловалась на большое количество примесей в известняке Худолазовского месторождения, но и на Куштау, по данным экспертов совета, их много. 

«Собственники конкурирующих предприятий уже лет 20 воюют между собой, и была идея, что, если БСК заставят отказаться от шиханов, компании придется закупать сырье у владельцев других карьеров, например Гумеровского или Худолазского», ­– объясняет Мурзагулов. Но это не выход, теперь никто на это не пойдет, продолжает он. Индийский метод (разрабатываемая индийскими учеными технология, которые снижают выбросы СО2, используя его для производства соды) тоже не подходит, поскольку на тонну соды получается тонна селитры, реализовать которую сложно, это приведет к росту цен на продукцию и российский производитель проиграет компаниям из Турции, утверждает он.

Разработка Куштау – попытки собственника компании минимизировать издержки, чтобы не тратиться на транспортировку, считает Зубаревич. Прошлый глава республики сопротивлялся этому, что стало одной из причин его отставки, напоминает она. Рустэм Хамитов, руководивший Башкирией в 2015–1018 гг., настаивал, что разработка Торатау – не выход. Новый глава республики готов идти на поводу у компании, но теперь сопротивляется народ, замечает Зубаревич: «Посмотрим, что будет дальше. Второй Шиес – не самая лучшая перспектива».

«Гору надо оставить в покое», – говорит чиновник администрации президента РФ.

В законодательстве такие ситуации раскрыты через проведение референдума по вопросам местного значения, говорит политолог Павел Склянчук: «Думаю, это станет единственно правильным способом нахождения компромисса».

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.