Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 2 мин
Обновлено:

Разное ралли на рынках драгметаллов. Часть 1

Спрос на золото вызван прежде всего избытком денег, а серебро и платина нужны новой экономике

Спотовая цена золота взлетела с $1450 за унцию на дне во время мартовского обвала до $2075,5 на торгах 7 августа, побив исторический рекорд в $1921, установленный в 2011 г. 

Взлет прежде всего золота, а также серебра во многом объясняется монетарными и инвестиционными факторами. «Золото все больше рассматривается как важный фактор диверсификации портфелей и альтернатива облигациям в части защиты от рисков», – объясняется в недавнем отчете UBS.

Единственный способ для правительств по всему миру продолжать заимствования, чтобы поддержать граждан и бизнес после пандемии коронавируса, и расплачиваться по долгу – это монетизировать его, считает Йон Триси, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money. «Финансовые репрессии представляют собой значительный риск, поскольку инфляция создается сознательно, при том, что центробанки еще долгие годы не собираются повышать процентные ставки. Золото и драгоценные металлы в этой ситуации играют роль предохранительного клапана», – говорит Триси. Кроме того, добавляет он, у 90% гособлигаций в мире доходность менее 1% в год, у бондов на триллионы долларов она отрицательная; в этой ситуации золото, не приносящее дохода само по себе, может рассматриваться как бессрочная облигация с нулевым купоном, привлекательная на фоне многих других долговых инструментов. 

Ралли на рынке драгметаллов в последние недели отражает влияние не только коронакризиса, акцент сместился на потенциальный валютный кризис, написал утром 11 августа Карстен Менке, руководитель направления перспективных исследований банка Julius Baer. Долгосрочные последствия пандемии с еще более высокими уровнями долга и раздутыми балансами центробанков в результате фактического печатания денег, с возможной инфляцией и потерей доверия к мировым валютам ведут к масштабному обесценению бумажных денег по сравнению с золотом и серебром. Опережающий рост последнего как раз свидетельствует о распространенности такого взгляда, по мнению Менке: «Из-за своего промышленного применения серебро не является защитным активом во времена экономического кризиса. Однако в случае валютного, то есть если денежная система вот-вот сломается, оно сможет стать безопасной гаванью».

Но золото и серебро уже торгуются в верхней части фундаментально обоснованного диапазона и на таких уровнях больше подходят краткосрочным трейдерам, а не искателям убежища, отметил Менке. 11 августа цены на золото и серебро упали более чем на 7 и 17% соответственно.

«Драгметаллы способны показывать взрывной рост, удивляющий своей неожиданностью. Такие движения часто заканчиваются сильным падением, подобным тому, что мы только что наблюдали. После коррекции обычно следует продолжительная консолидация рынка», – прокомментировал Триси. Драгметаллы очень волатильны, поэтому лучше всего в них инвестировать после хорошего отката, добавил он. Выйдя год назад из шестилетнего «боковика», золото находится в начале долгосрочного бычьего тренда, считает Триси. 

Нынешняя распродажа привлечет охотников купить подешевле, но экономическая обстановка улучшается, и это в итоге должно ударить по спросу на защитные активы, осторожен Менке: «В средне- и долгосрочной перспективе мы ожидаем снижения котировок золота, поскольку не разделяем мнение о том, что сегодняшние масштабные меры стимулирования приведут к ускорению инфляции и потере доверия к мировым валютам». 

Реальные процентные ставки, статистически наиболее значимый фактор роста золота, устойчиво снижались в последние годы вместе с номинальными, указывают аналитики Bank of America (BofA). Доля бондов с отрицательной доходностью растет, то есть участники рынка ожидают сохранения ультрамягкой политики центробанков. «Масштаб финансовых репрессий сохранится, а поскольку ставки уже находятся около нуля или ниже, поддержка золота все больше будет зависеть от более высокой инфляции. ФРС теперь фактически гарантирует платежеспособность правительства США, и в этом основная причина того, что мы ожидаем взлета цены золота до $3000 в ближайшие полтора года», – говорится в отчете BofA. Цель Goldman Sachs через год – $2300 за унцию.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.