Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 8 мин
Обновлено:

Как российскому бизнесу жить без Кипра

VTimes проанализировали способы ответить на налоговый переворот, устроенный российскими властями

Золотой век офшоров – «мы нигде не платим налоги» окончен, объявил в 2013 г. генеральный секретарь ОЭСР Хосе Анхель Гурриа, представляя международный план борьбы с уходом от налогов. Россия присоединилась к нему, но в этом году неожиданно решила бороться с офшорами по-своему. Она собирается пересмотреть налоговые соглашения с наиболее популярными транзитными юрисдикциями, через которые капитал перекачивается в офшоры. С 2021 г. в соглашениях с Кипром, Люксембургом и Мальтой ставки налогов на дивиденды и проценты по кредитам вырастут до 15%. Есть риски, что соглашения могут быть и вовсе расторгнуты, если власти этих стран не согласятся на условия России. И это только первый шаг, предупреждает федеральный чиновник: список стран, соглашения с которыми ждет пересмотр, будет увеличиваться.

Такое решение ломает десятилетиями работавшие бизнес-схемы. Но замена им найдется. VTimes, опросив чиновников, консультантов и юристов корпораций, насчитали как минимум восемь способов продолжить экономить на налогах, переводя капитал за рубеж. Они отличаются издержками и рисками, но бизнес уже пользуется ими или пока только тестирует. Представитель ФНС не смог оперативно прокомментировать эти схемы, в частности, как часто служба обнаруживает нарушение закона при их применении.

Как работают офшорные схемы
Из России деньги под видом дивидендов, процентов по кредитам или роялти выводятся в страну, с которой заключено соглашение об избежании двойного налогообложения, поэтому налоги удерживаются по пониженным и даже нулевым ставкам. Затем деньги перетекают в офшоры. Обратно в Россию они попадают, например, в виде займов, а затем российский заемщик уменьшает на сумму процентов по кредитам свою налогооблагаемую прибыль. С дивидендов, выплачиваемых на Кипр, Мальту и Люксембург, налог удерживается по ставке минимум 5%, с процентов – 0% при выплатах на Кипр и Люксембург и 5% – на Мальту.

Сквозной подход

При обычной схеме выплаты дивидендов российскому владельцу компании – по цепочке через Кипр и офшор – эффективная налоговая ставка составит 5 или 17,35%. Сперва 5% будут удержаны при перечислении дивидендов на Кипр, затем – при выплате их российскому бенефициару ставка составит 0 или 13% в зависимости от деталей схемы. Сквозной подход позволяет снизить эффективную ставку до 13 и даже до 0% при соблюдении определенных условий владения активом. Для этого иностранная структура должна заявить, что реальным получателем дохода из России является не она, а российское лицо. 

Именно этот механизм консультанты активно рекомендовали клиентам. Такой способ экономии очень распространен, говорит старший юрист Herbert Smith Freehills Сергей Еремин. 

Поэтому власти решили сыграть на опережение: Минфин предложил запретить применять налоговую ставку 0% при сквозной выплате дивидендов. Компании пытались отстоять льготу, и в итоге было принято компромиссное решение о переходном периоде – бизнес сможет пользоваться нулевой ставкой до 2024 г., сообщил РБК и подтвердил VTimes представитель Минфина. Переходный период, по его словам, позволит не допустить резкого увеличения налоговой нагрузки.

Чтобы продолжать пользоваться льготой, нужно выполнить некоторые условия:

  • получатель дивидендов – российский налоговый резидент;
  • дивиденды зачисляются на счета, о которых российские налоговики должны быть уведомлены в течение 180 дней с момента их выплаты;
  • страна, где зарегистрирована компания, выплачивающая дивиденды в Россию, не должна быть в черном списке офшоров (сейчас в нем 40 юрисдикций).

Выполнить такие условия несложно, говорит партнер Deloitte Наталья Кузнецова. Закон позволяет отказаться потом от статуса российского резидента, но на практике сделать это не получится, замечает Еремин. 

Но

Воспользоваться сквозным подходом, тем более льготной ставкой 0% в целом непросто. При сквозном подходе налоговые органы сами могут признать зарубежную структуру российским налоговым резидентом и доначислить налог со штрафом, предупреждает партнер «Кроу экспертиза» Рустам Вахитов. Пока таких случаев не было, но кто-то окажется первым, говорят юристы. 

«Филиальная» схема 

Проценты по займу выплачиваются финансовой компании, находящейся в стране, с которой соглашение не пересматривалось. В России удерживается налог по пониженной ставке, а финансовая компания указывает, что часть процентов предназначается ее филиалу в третьей стране, например на Кипре, где действует комфортный налоговый режим. Раньше для такой схемы использовались Люксембург и Швейцария, вспоминает Кузнецова.

Но

Налоговики могут расценить такую сделку как агрессивную схему налогового планирования, отмечает партнер PwC Екатерина Лазорина. Есть риски, что налог начислят и на Кипре, предупреждает Кузнецова. 

Смена юрисдикции

Бизнес уже ищет новый дом для компаний, зарегистрированных на Кипре, Мальте и в Люксембурге. Например, присматривается к Нидерландам, Швейцарии, Австрии и Латвии, рассказывает Кузнецова, смотрят и на Сингапур. Возможно, кто-то обратит внимание и на менее популярные европейские юрисдикции, например Венгрию, говорит партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин: с этой страной у России заключено налоговое соглашение и в ней созданы хорошие условия для холдингов. Финансовый центр в Венгрии – очень странный вариант, скептичен консультант компании, задумавшейся о переезде.

Но

  • Любой переезд – это расходы. Если компания находилась на Кипре или в Люксембурге, то при переезде придется заплатить «налог на выход» – разницу между рыночной стоимостью актива на момент выхода и его балансовой  стоимостью.
  • «Новый дом» придется обустроить. Услуги консультантов – если они требуются – обходятся, как правило, в $15 000 независимо от страны, куда компания переезжает, говорит Вахитов. Еще около $50 000 уйдет на создание и поддержку работы новых компаний, чтобы у налоговиков не возникло подозрений, что они фиктивные. 
  • Может понадобиться одобрение кредиторов, которые вправе потребовать досрочно погасить кредит, предупреждает Кузнецова. Также могут возникнуть сложности с переводом счетов.
  • Главный риск – если экономически не обосновать необходимость переезда, налоговики могут решить, что компания сменила юрисдикцию только ради налоговой минимизации, отказаться применять соглашение с этой страной и доначислить налоги. В судебной практике много таких случаев. Один из последних – спор налоговиков с «Акроном», который пытался доказать, что при выплате дивидендов только созданным люксембургским структурам мог применять льготную ставку 5%. Но люксембургские компании спустя два месяца после получения дивидендов переправляли их на Британские Виргинские острова, и суд решил, что единственной целью операций была экономия на налогах. 
  • Сложно подобрать столь же удобную юрисдикцию, как Кипр. Например, в Латвию переводят не холдинги, а торговые операции, в Сингапуре льготой могут воспользоваться только те, у кого есть реальный бизнес в этой стране, рассказывает Кузнецова. Многих отпугивает репутация некоторых стран, неустойчивость их банковской системы, говорит партнер EY Марина Белякова. Переезд – это рискованный вариант, заключает она: много подводных камней, да и соглашение с выбранной страной может быть пересмотрено. Особенно беспокоят консультантов риски пересмотра соглашения с Нидерландами.

Переезд в «российские офшоры»

Как ни странно, но наиболее удобной новой родиной для иностранной структуры может оказаться Россия – специальные административные районы (САР) на островах Октябрьский и Русский в Калининграде и Владивостоке соответственно. Чтобы стать их резидентами, зарегистрированные за рубежом компании должны инвестировать в России минимум 50 млн руб. за полгода после перерегистрации, при этом деньги компания не обязана держать в России. Взамен публичные международные холдинговые компании могут воспользоваться 5%-ной ставкой налога на дивиденды (по процентам льготы нет). Эта «дыра» может серьезно сократить бюджетный эффект от изменения налоговых соглашений, считает федеральный чиновник. В 2021 г. механизм может стать еще выгоднее – чиновники предложили распространить льготу и на непубличные международные холдинговые компании. Если это произойдет, в САРы выстроится очередь, переезд в них станет единственной безопасной возможностью платить налог 5%, говорит Кузнецова.

Но 

Пока такой очереди нет, отмечает Еремин, у режима спорная репутация среди частных российских и иностранных инвесторов и не все готовы обменять независимые иностранные суды на российские налоговые льготы. Вариант подойдет не для всех, есть ограничения по льготам для структур, где менялись владельцы, предупреждает Лазорина. Международные корпорации с осторожностью относятся к смене юрисдикции, для них важнее преимущества английского права. 

Маскировать дивиденды под роялти

В чистом виде дивиденды мало кто выплачивал, а переквалифицировал их в другие доходы, вспоминает бывший сотрудник налоговой службы, вариантов, как это сделать, много. Самый популярный – маскировать дивиденды под роялти. «Это классика», – замечает один из опрошенных федеральных чиновников.

Но 

Консультанты и юристы корпораций называют такой способ очень рискованным. Налоговики уже научились ломать такие схемы. Если сумма роялти вдруг резко вырастет, они могут переквалифицировать выплаты в дивиденды. К тому же иностранной компании должен принадлежать, например, товарный знак, за который платится роялти.

Использовать трансфертное ценообразование

Компании могут создавать за рубежом центры прибыли, используя внутрихолдинговые цены, и продавать иностранной структуре товары по заниженной стоимости. Налоговики контролируют цены внешних сделок между взаимозависимыми компаниями, с офшорами, операции с биржевыми товарами, а также часть внутрироссийских сделок. Однако трансфертный контроль за рубежом – очень тяжелая задача для российских налоговиков, говорит Еремин.

Но 

Трансфертные цены все же контролируются и нужно соизмерять риски – они велики, замечает один из опрошенных федеральных чиновников. Сомневается в большом спросе на такую схему и налоговый директор крупной российской компании.

Финансирование с помощью еврооблигаций

Специальная проектная компания за рубежом размещает на бирже облигации и привлеченные деньги одалживает российской компании. А та уже выводит капитал в виде процентов по займу. С таких платежей налог в России не выплачивается, напоминает партнер KPMG Анна Воронкова. Бизнес пользуется этой схемой, в основном размещая облигации на Кипре, рассказывает консультант одной из таких компаний, приобретают облигации связанные с акционером покупатели. 

Но 

  • Это очень недешевый способ сэкономить на налогах и подходит скорее крупным компаниям, поскольку для применения льготы облигации должны торговаться, говорит Воронкова. Обойдется выпуск таких бумаг в сотни тысяч евро даже на площадке Кипрской фондовой биржи для молодых компаний, где можно сделать это относительно дешево, а требований к бумагам относительно мало, замечает Еремин. 
  • Налоговики могут предъявить претензии к такой операции, доказав, что покупателями облигаций был не широкий круг внешних держателей бумаг, а сами бенефициары компании, предупреждает Белякова. 

Кредитно-депозитная схема  

Этот некогда популярный способ подойдет для финансирования российской компании из-за рубежа, минуя транзитные юрисдикции, с которыми в 2021 г. будут пересмотрены соглашения. При такой схеме кипрская, например, структура открывает депозит в международном банке. Этот же банк выдает российской компании кредит под залог депозита. Таким образом деньги оказываются в России. 

Но 

Есть риск, что сам банк сочтет такую сделку рискованной, предупреждает Лазорина, если она направлена исключительно на получение налоговой выгоды. Обычно банки просят предоставить им заключение консультанта о том, что схема не вызовет претензий налоговиков, говорит Кузнецова. А возникнуть претензии могут – если банк будет просто посредником (то есть возьмет деньги у иностранной структуры холдинга и передаст российской структуре), налоговики могут счесть такую сделку фиктивной и доначислить налоги как по процентам за кредит, выплаченным на Кипр. Чтобы снизить риски, можно удлинить цепочку, говорит один из налоговых консультантов.

Самый безопасный способ 

Смириться и платить налог 15%. Крупный бизнес и так часто платит налог по максимальной ставке – одни отказываются от дорогих иностранных структур, другие не рискуют ими пользоваться. Многие пришли к выводу, что готовы платить такой налог, подтверждает Белякова, и даже не снижать ставку до российских 13%, чтобы не раскрывать всю цепочку бизнеса. Тем более что, повышая налоги на финансовые потоки, государство снижает налоги с накопленного за границей – достаточно…

…заплатить 5 млн руб.

Людям, владеющим контролируемыми иностранными компаниями (КИК), российские власти предложили выбор – продолжать отчитываться о накопленной в этих структурах прибыли и платить с нее налог 13% или заплатить фиксированную сумму в 5 млн руб. без отчетов. Предприниматели пока присматриваются к льготе. Большинство не ждут колоссальных прибылей в этом году, а у многих может даже сформироваться убыток, рассказывает Вахитов, люди будут присматриваться к льготе год-два, а уже потом принимать решение. Все ждут принятия закона о 5 млн, чтобы изучить его формулировки. Например, неясно, будет ли меняться сумма, если КИКом владеет семья, – должен ли каждый ее член платить по 5 млн руб. (сейчас налог обязаны платить владельцы долей в 25% с прибыли от 10 млн руб.), можно ли будет отказаться от льготы. 

Хотя закона пока нет, льгота очень многих заинтересовала, рассказывает президент IT-холдинга Fix Дмитрий Еремеев. Именно из-за деофшоризации и правил КИКов многие, кто занимался международным онлайн-бизнесом, уезжали из России, говорит он, предложив такую льготу, Россия сможет конкурировать за предпринимателей.

Новый режим не подойдет тем, кто планирует получать дивиденды из КИКов в России, говорит Лазорина: сейчас можно уменьшить налог с них на сумму налога, который уже был уплачен за рубежом или в России. Зато он может быть выгоден владельцам крупных КИКов и тем, кто торгует через них на фондовом рынке.  

Любая искусственная долгосрочная схема – это риски, учитывая, как стремительно меняется ситуация, острожен налоговый директор крупной российской компании: если раньше налогоплательщик был на шаг впереди, а государство его догоняло, то в последние годы лидер в этой гонке сменился – государство меняет правила, а бизнес едва поспевает за этими изменениями.

Мнения разделились
Решение о повышении ставки в налоговых соглашениях противоречит всему, что ОЭСР предлагала делать с 80-х гг. – с помощью налоговых льгот увеличивать инвестиционную привлекательность стран. Многие компании действительно «баловались», вообще не платя налоги, но ОЭСР стала бороться со злоупотреблениями – так началась деофшоризация и в России, вспоминает бывший федеральный чиновник, один из соавторов той реформы. За несколько лет была создана практика, позволявшая реагировать на злоупотребления.
Повышение ставки в соглашениях – это будущее мировой налоговой системы, спорит чиновник правительства: Еврокомиссия уже оспаривает льготные режимы стран ЕС, в будущем и ОЭСР придет к тому, что конкурировать за инвесторов страны будут с помощью комфортных условий ведения бизнеса, а не налоговых ставок. 

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.